Аннушка попала под трамвай

"Дура с Садовой". Кто был прототипом Аннушки из романа Булгакова "Мастер и Маргарита"

Как правило, большинство литературных персонажей списаны с реально существовавших людей. Не стала исключением и персонаж романа Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита» по имени Аннушка.

«Нехорошая» квартира, располагавшаяся в доме № 10 на Большой Садовой улице, существовала и существует на самом деле. До революции это здание являлось доходным домом, то есть помещения в нем сдавались собственником в аренду. После прихода советской власти доходный дом стал одной из первых коммун в стране. Иначе говоря, он превратился во вместилище коммунальных квартир, которые были распределены между представителями рабочего класса.

Михаил Булгаков был скорее интеллигентом, нежели пролетарием, но тоже занимал одну из комнат дома № 10 по Большой Садовой. Он жил там с 1921 по 1924 год со своей первой супругой Татьяной Лаппа. Несмотря на относительно короткий срок пребывания в упомянутой коммунальной квартире, ее обстановка и жильцы навсегда запечатлелись в произведениях Булгакова.

Аннушка, которая по неосторожности разлила масло на дороге, и которое оказалось причиной несчастного случая, унесшего жизнь другого героя романа «Мастер и Маргарита» по фамилии Берлиоз, существовала на самом деле. Причем жила она в одной коммунальной квартире с Михаилом Булгаковым и его женой. Правда, об Аннушке у писателя теплых воспоминаний не осталось. Именно поэтому ее яркий прототип можно разглядеть на станицах других произведений Булгакова: это и «Театральный роман», и «Самогонное озеро», и «Дом Эльпит-рабкоммуна».

Звали эту неприятную даму Анна Горячева. Род ее занятий так и остался загадкой для исследователей и поклонников таланта Булгакова. Однако сведения о сварливом, вздорном и даже скандальном характере Горячевой дошли и до наших дней. Благодаря своеобразному нраву и поведению эта женщина превратилась в настоящий бич коммунальной квартиры № 50. Да и в ближайших окрестностях Анна Горячева была известной личностью. Недаром горожане прозвали ее «дура с Садовой».

Несмотря на такую «славу», до 2006 года внешность Анны Горячевой являлась такой же тайной, как и ее профессия. Однако в указанном году каким-то чудом объявился правнук Горячевой, адвокат из Швейцарии, и подарил музею Михаила Булгакова, который и занимает ту самую «нехорошую» квартиру на Садовой, единственную сохранившуюся фотографию родственницы.

Снимок оказался настолько мал, что специалисты предположили, что он был сделан для какого-то документа. Но благодаря современным технологиям фотоизображение удалось увеличить, и теперь оно украшает кухню коммунальной квартиры, где обычно и устраивала склоки Анна Горячева.

Источник

«Аннушка уже разлила масло»

Крылатая фраза из романа «Мастер и Маргарита» (1929 — 1940), Михаила Афанасьевича Булгакова. Часть 1, Глава 1. «Никогда не разговаривайте с неизвестными». Слова Воланда в разговоре с Берлиозом. В печатной версии романа эта фраза выглядит иначе, но данный вариант представлен в одном из многочисленных черновиков писателя.

Значение

Аннушка уже разлила масло — сделанного не исправить, предначертанный ход вещей не изменить. Выражение употребляется в качестве предостережения, указания на неумолимость судьбы, часто в ироническом, шутливом контексте.

Иносказательно: сделанного не исправить, предначертанный ход вещей не изменить и т. д.

Контекст

По сюжету романа, в его первой главе председатель правления МАССОЛИТа Михаил Александрович Берлиоз и поэт Иван Бездомный во время прогулки на Патриарших прудах встречают незнакомца, которого принимают за иностранца, хотя на самом деле это был Воланд — дьявол, прибывший в Москву со своей свитой. Берлиоз и Бездомный, будучи убежденными атеистами, категорически отрицают существование бога, дьявола и судьбы.

На вопрос Воланда, что Берлиоз будет делать «сегодня вечером», последний отвечает, что в десять часов вечера будет председательствовать на заседании в Массолите. Однако Воланд неожиданно заявляет, что этим планам не суждено сбыться. Он туманно говорит о том, что некая Аннушка «не только купила, но даже и разлила» масло, намекая на то, что Берлиозу суждено умереть, так как ему суждено погибнуть подскользнувшись на случайно разлитом его соседкой Анной подсолнечном масле:

— Прошу и меня извинить, — ответил иностранец, — но это так. Да, мне хотелось бы спросить вас, что вы будете делать сегодня вечером, если это не секрет?

— Секрета нет. Сейчас я зайду к себе на Садовую, а потом в десять часов вечера в МАССОЛИТе состоится заседание, и я буду на нем председательствовать.

— Нет, этого никак быть не может, — твердо возразил иностранец.

— Потому, — ответил иностранец и прищуренными глазами поглядел в небо, где, предчувствуя вечернюю прохладу, бесшумно чертили черные птицы, — что Аннушка уже купила подсолнечное масло, и не только купила, но даже и разлила. Так что заседание не состоится.

Тут, как вполне понятно, под липами наступило молчание.

— Простите, — после паузы заговорил Берлиоз, поглядывая на мелющего чепуху иностранца, — при чем здесь подсолнечное масло. и какая Аннушка?

— Подсолнечное масло здесь вот при чем, — вдруг заговорил Бездомный, очевидно, решив объявить незванному собеседнику войну, — вам не приходилось, гражданин, бывать когда-нибудь в лечебнице для душевнобольных?

Читайте также:  Авария с трамваем смоленск

Как и предсказывал Воланд, вечером того же дня Берлиоз попадет под трамвай, подскользнувшись на пролитом Аннушкой масле:

Кто такая Аннушка

Аннушка в романе «Мастер и Маргарита» является соседкой известного московского литератора Берлиоза. Она живет в квартире №48 этажом ниже. «Сухонькая женщина с бидоном и сумкой в руках. », которая все время ходит куда-то с сумкой и бидоном, но никто не знает чем она занимается. Аннушку называют «Чумой», потому что она везде устраивает скандалы.

В первой редакции романа она фигурирует под именем Пелагеюшка, но в дальнейших редакциях Булгаков называет ее Аннушкой, или, в одном из черновиков третьей редакции, — Аннушкой Басиной «известной в квартире под именем стервы».

Интересно, что у Булгакова есть несколько героинь с именем Аннушка, и появление этих персонажей знаменует появление конфликтов или чрезвычайных происшествий. По этому поводу советский и российский журналист, филолог, литератор Фима Жиганец писал:

По воспоминаниям писателя Владимира Лёвшина (1904 — 1984), называющего себя близким другом Булгакова, прототипом этой женщины является Анна Павловна Горячева, соседка Булгаковых по коммунальной квартире в доме № 10 на Большой Садовой (Булгаковский дом) с 1921 по 1924.

Подтверждением этой версии является запись из дневника Булгакова от 29 октября 1923 года, в которой он называет соседку Аннушкой:

Имеют место и другие попытки интерпретации этого образа. Так, Жиганец заметил, что на воровском жаргоне слово «Анна» означало в 1920-е годы и позже — «смерть». Кроме того, выражение «взять на Аннушку» обозначало угрозу убийством. Предпринимались попытки вывести происхождение Аннушки и обстоятельств смерти Берлиоза из образа главной героини Л. Н. Толстого «Анна Каренина», покончившей жизнь самоубийством под колёсами товарного поезда.

Также выдвигались предположения, что источником её имени может являться отсылка к известному московскому трамваю «А», получившему в народе прозвище «Аннушка». Его маршрут был запущен в 1911 году и пользовался популярностью среди москвичей

Источник

Аннушка-Чума, развратник из ЦИК и другие прототипы героев «Мастера и Маргариты»

Ночью 23 января 1934 года Михаил Афанасьевич Булгаков диктовал сцену пожара в «нехорошей квартире» на Садовой, 302-бис. В романе пожар устроил кот Бегемот, использовавший в качестве огнемета примус. Но во время диктовки в квартире случился настоящий пожар, и именно из-за примуса, который взорвался по вине домработницы.

Это далеко не единственный пример того, как события из романа «Мастер и Маргарита» и происходящее в жизни Булгакова причудливым образом переплетались. Персонажи писателя абсолютно гармоничны и естественны. Может быть, потому, что у каждого из них имелся прототип, с которого автор и писал характер героев.

Дура с Садовой

Казалось бы: Аннушку, которая разлила роковое для Берлиоза масло, можно увидеть где угодно и вывести собирательный образ склочницы, ан нет: Аннушка-Чума – реальный человек. Оказалось, что это соседка самого Михаила Афанасьевича, причем соседка по квартире. Той самой, номер 50. Обычно писателю тяжело найти типаж, который бы полностью удовлетворял его запросам, но тут Булгакову «повезло».

Склочница и скандалистка Анна Горячева, видимо, была квинтэссенцией всех отвратительных житейских качеств. Так или иначе, материала, собранного с нее, хватило на несколько персонажей в разных произведениях Булгакова. «Мастер и Маргарита», «Театральный роман», «Самогонное озеро», «№13. Дом Эльпит-Рабкоммуна» — везде появляется списанная с Анны героиня. А в «Эльпите» она еще и сжигает дом на Садовой задолго до того, как это сделал Бегемот.

В мемориально-литературном музее Булгакова на Садовой, на кухне коммуналки, где жили и писатель, и Анна, теперь висит нечеткая фотография. Ее передал в дар музею правнук той самой «дуры с Садовой».

Когда Коровьев рассказывал Маргарите о текущей в ней королевской крови, он говорил, что для родственных связей в некоторых случаях не существует ни сословных, ни межгосударственных границ. Вот и в случае с Аннушкой-Чумой, яркой представительницей самых низов общества, хочется воскликнуть: «Как причудливо тасуется колода!» Ведь фотографию передал успешный адвокат, швейцарец, интеллигент, владеющий несколькими языками.

Воланд и его владения

Если подумать, то история прибытия Дьявола в Москву удивительно бескровна. За все время его нахождения в советской столице происходит всего две смерти. Предполагают, что Булгаков этим выразил собственное отношение к существующему строю. Мол, прибывший Воланд увидел, что делать ему в Москве особо нечего, потому что сами люди уже создали сатанинское государство, которое прекрасно справляется с дьяволовой работой. Остается исправить только некоторые шероховатости.

В числе этих «шероховатостей» были: человек, пишущий об Иисусе Христе, с которым власти благополучно управились, барон Майгель, убить которого было необходимо, по словам Булгакова, и Берлиоз, для которого Аннушка и разлила масло.

Кто такой Берлиоз

Почему же именно смерть Берлиоза была одной из двух смертей, да еще и в самом начале романа? Может быть, потому, что Булгакову хотя бы на бумаге не терпелось расправиться со своим личным литературным врагом – одним из основателей Российской ассоциации пролетарских писателей Леопольдом Леонидовичем Авербахом.

Читайте также:  Трамвай нижний новгород номера телефонов

Без сомнения, Авербах – не единственный прототип Берлиоза. Присутствовавшие на чтениях романа современники предполагали в Михаиле Александровиче наркома Луначарского, публициста Кольцова, но Авербах занимал в этом ряду особое место. Он первым раскритиковал и подверг жесткой редактуре «Роковые яйца», после чего был конфискован весь тираж «Дьяволиады», а на Булгакова ополчились все кому не лень. Судьба Авербаха сложилась немногим лучше, чем судьба Берлиоза. Как и многие борцы за торжество советских идей, он в результате попал под трамвай истории: в тридцатые годы был репрессирован и сгинул в лагерях.

Оторванная голова в Варьете

Еще одному прототипу не повезло в жизни. Им стал известный московский конферансье по имени Александр Александрович Гриль. Как-то раз его очень резко одернул кто-то из присутствующих в московском мюзик-холле высокопоставленных лиц, и Гриль после этого как-то растерял всю свою веселость, контакт с залом и способность к импровизации. Совсем как Жорж Бенгальский, на время лишившийся головы во время выступления Воланда в варьете. Очень быстро Гриль приобрел психическое расстройство и умер.

Семплеяров и его знаменитый прототип

Ну, а председатель акустической комиссии товарищ Семплеяров, который возжелал немедленного разоблачения техники фокусов гражданина артиста, имеет прототипом практически легендарного повесу, известного, наверное, каждому жителю того времени.

В тридцатые годы наказание за «аморалку» было еще редкостью. Тем скандальнее оказался процесс, в котором обвинение было предъявлено не кому-нибудь, а самому секретарю ЦИК (тогда высший орган государственной власти в СССР – прим. ред.) Авелю Енукидзе! Кроме всего прочего, Енукидзе руководил Большим и Художественным театрами. Вот такой культурно-бескультурный прототип. Только книжного Семплеярова отправили на грибозаготовку, а реального Енукидзе расстреляли. Но разоблачили и расстреляли Авеля Сафроновича много позже того, как была написана сцена с Семплеяровым.

Фото Бегемот

А прототипом кота Бегемота стал булгаковский кот Флюшка. Только перекрашенный из серого в демонический черный.

В «Мастере и Маргарите» мистика и выдумка переплетаются с реальностью настолько, что этот задуманный Булгаковым клубок никогда не будет распутан исследователями. Где правда, где вымысел, что было реальным, кто стоит за тем или иным персонажем… И, наверное, в этом главная прелесть и романа, и создавшего его Мастера.

Источник

По следам Берлиоза: скамейка Воланда и рельсы на Бронной

Вопросы-то, в общем, ерундовые. Однако же именно ими непременно задается поклонник «Мастера и Маргариты», впервые оказавшись на Патриарших прудах:

а) на какой из скамеек беседовали Берлиоз и Бездомный, когда к ним подсел таинственный иностранец;

и б) в каком именно месте Берлиозу отрезало голову трамваем.

Давайте попробуем в этом разобраться, а то, бывает, даже гиды булгаковских музеев указывают экскурсантам неверные места. А для начала мы попытаемся восстановить маршрут, которым литераторы попали на Патриаршие.  Вид с противоположного берега на аллею, где появился Воланд Вид с противоположного берега на аллею, где появился Воланд

Итак, после рабочего дня председатель МАССОЛИТА отправился домой передохнуть перед вечерним заседанием, а заодно прихватил с собой Бездомного, чтобы, завернув по пути на Патриаршие, прочитать ему лекцию по научному атеизму. Если бы Берлиоз следовал булгаковскому совету не разговаривать с неизвестными, после беседы с поэтом он вышел бы по Бронной на Садовую, повернул направо и через пару минут оказался дома. Глядишь, так без неожиданностей и попал бы на заседание (впрочем, кажется, у Воланда на этот случай был заготовлен кирпич на Бронной?).

 Сталин в Кремле

Лирическое отступление про полуночное заседание МАССОЛИТА

Современного читателя может удивить, что заседание, на которое так и не попал Берлиоз, было назначено на десять вечера. Казалось бы, в это время совслужащему как раз пора отправляться в кровать, чтобы выспаться перед напряженным рабочим днем. Кому же в здравом уме придет в голову блажь назначить заседание на столь поздний час?

Однако в тридцатые годы такая ситуация была довольно обыденной и причиной тому был вполне конкретный человек, желания и привычки которого определяли жизнь каждого гражданина Советского Союза.

Этому человеку отчего-то не спалось по ночам. Он привык работать до трех-четырех часов утра, и крупные госучреждения волей-неволей приучились бодрствовать вместе с ним: в ожидании возможного вызова к Самому не смыкали глаз министры; чтобы время не пропадало даром, они выдергивали на рабочее место своих заместителей; те в свою очередь – собственных подчиненных, и эта цепочка тянулась все дальше и дальше.

Отсидев на рабочем месте первую половину рабочего дня, вечером служащие на несколько часов расходились по домам – вздремнуть перед второй, ночной частью. И в десять вечера вновь загорались окна крупных учреждений, к которым, как мы видим, относился и выдуманный Булгаковым МАССОЛИТ.

Итак, Берлиоз с Бездомным попали на Патриаршие со стороны МАССОЛИТА. Прототипом дома Грибоедова, где размещалось это почтенное учреждение, является дом Герцена на Тверском бульваре: там во времена Булгакова помещались РАПП (российская ассоциация пролетарских писателей) и МАПП (их же московская ассоциация), ставшие, соответственно, коллективным прототипом МАССОЛИТА. Подойти оттуда к Партиаршим можно либо через Малый Козихинский переулок, либо через Малую Бронную – что одна, что вторая улица приведет к восточному углу пруда. Там-то, значит, и стояла пестро раскрашенная будочка «Пиво-воды», не содержащая, однако, ни пива, ни вод.  Будочка «Боржоми» (площадь Большого театра, 1920-е) Так выглядели раскрашенные будочки с минеральной водой (эта, правда, стояла не на Патриарших, а на площади Большого театра)

Читайте также:  Определить тормозной путь трамвая

Напившись вместо прохладного нарзана теплой абрикосовой, литераторы направились в тенистую аллею, где и устроились на одной из первых скамеек спиной к Бронной и лицом к пруду.  Скамейка Воланда. На ней снова сидят два литератора Скамейка Воланда. На ней снова сидят два литератора

Вот здесь нам придется на время отложить «Мастера и Маргариту», поскольку из текста романа никак не удастся понять, которая скамейка оказалась занята редактором и поэтом. А откроем мы книгу Л. Паршина «Чертовщина в американском посольстве, или тринадцать загадок Михаила Булгакова» (несмотря на попсовое название, книга хорошая) и прочитаем там, что заветная скамейка расположена напротив подъезда дома № 32 по Малой Бронной – в этом подъезде жили булгаковские друзья. Михаил Афанасьевич вообще очень любил привязывать вымышленные реалии своих произведений к каким-либо значимым якорькам из настоящего мира.  Позади скамейки подъезд дома № 32 Позади скамейки подъезд дома № 32
(иллюстрация Виктора Ефименко)

Хорошо, скамейку мы нашли, теперь пришла очередь второго знакового места: где же председателю МАССОЛИТА отрезало голову?

Казалось бы, в романе это написано довольно ясно, однако же есть один нюанс: топография прудов в «Мастере и Маргарите» слегка отличается от сегодняшней. Но обо всем по порядку.

Собираясь сообщить куда следует о подозрительном иностранце, Берлиоз побежал тому выходу с Патриарших, который находится на углу Бронной и Ермолаевского. И роковой трамвай поворачивает по придуманной Булгаковым «новопроложенной» линии (рельсов в этом месте, скорее всего, никогда не было и в помине) именно с Ермолаевского на Бронную. Поэтому многие читатели считают этот перекресток местом гибели Берлиоза. Однако в «Мастере и Маргарите» сказано, что перед тем, как отрезать редактору голову, трамвай уже успел повернуть на Бронную, выйти на прямую и увеличить скорость. Значит, Берлиоз вышел на Бронную не на перекрестке, а раньше, не дойдя до угла с Ермолаевским несколько десятков метров. Где же он мог это сделать – ведь в этом месте сквера больше выходов к Бронной нет?

Если вы захотите повторить путь Берлиоза, встаньте с найденной нами скамейки и идите в сторону Ермолаевского. Остановитесь на углу пруда – в том месте, где к вашей аллее слева под прямым углом подходит вторая такая же. Так вот, в топографии романа эта перпендикулярная аллея не оканчивалась, упершись в вашу, а продолжалась справа и выходила на Бронную. Поверните в этом направлении и вы, пройдите через газон, перелезьте невысокую ограду сквера (если у вас стройная фигура, сможете протиснуться в щель между решеткой и фонарем) – и вуаля! – вы на месте. Трамвай сейчас, как уже было сказано, тут не ходит, так что вы не рискуете в повторении пути Берлиоза дойти до его логического завершения.  Скамейка Воланда и место гибели под трамваем Берлиоза Патриаршие пруды для читателей «Мастера и Маргариты»
(кликабельно, как и остальное)

Кстати, именно в этом месте булгаковед Борис Мягков в 1987 году, разыскивая остатки трамвайных путей, вроде бы нашел следы разрыва в ограде на месте пропавшего выхода на Бронную и следы турникета, об который Аннушка разбила бутыль с маслом. Я пишу «вроде бы», потому что исследователь проводил свои изыскания с помощью биолокации (это что-то вроде лозоходства), так что доверять полученному результату можно лишь с известными оговорками. Что ж, поклонникам романа приходится довольствоваться и этим. Тем более, что с помощью своей биолокации Мягков нашел-таки на Патриарших рельсы, которые исследователям не удавалось обнаружить ни на одном транспортном плане города.  Место гибели Берлиоза Место гибели Берлиоза (вид с противоположного тротуара). Слева от фонарного столба был выход из сквера на Бронную

Впрочем, многие читатели и безо всяких биолокаций верят, что трамвайные пути на Бронной были. А настоящей вере, как известно, никакие доказательства не нужны.  Берегись трамвая «Одно колесо пудов десять весит!»

А в заключение скажем пару слов, с которых, вообще говоря, стоило начать этот рассказ: зачем тратить столько сил на такую ерунду, как вычисление нужной лавочки и нужного перекрестка?

Ну ведь самом деле, какая к черту разница, тут Берлиозу отрезало голову или на полсотни метров дальше? Неужели для понимания смысла романа так уж важно знать, на какой именно скамейке сидел Воланд?

Так-то оно, конечно, так, если воспринимать «Мастера и Маргариту» исключительно рассудком. А если роман найдет тропинку и к сердцу, то придя на Патриаршие и сев на ту самую скамейку, где велся спор о Христе, волей-неволей почувствуешь причастность к описанным событиям, а это в свою очередь порождает желание еще глубже погрузиться в роман и задуматься о том, что же пытался сказать миру Булгаков. И каждый услышит что-то свое.

Источник

Аннушка попала под трамвай