В этом( — их) предложении( — ях) в словосочетании зависимое слово связано с главным с помощью окончания : Выберите один или несколько ответов : Скрежещут над парком трамваи?

В этом( — их) предложении( — ях) в словосочетании зависимое слово связано с главным с помощью окончания : Выберите один или несколько ответов : Скрежещут над парком трамваи.

(Н. Заболоцкий) Проснулся я впотьмах.

(Н. Тихонов) Лил дождь осенний.

(С. Щипачев) Чаек качал простор.

»Лил дождь осенний», так как в данном случае идет связь »согласование», когда окончание прилагательного зависит от падежа существительного.

Утром лил сильный дождь?

Утром лил сильный дождь.

Покажите связь слов в предложении стрелками?

От каких слов образовались эти фамилии?

От каких слов образовались эти фамилии?

Иванов Антонов Гордеев Тихонов.

Окончания в слове тихоня?

Окончания в слове тихоня.

От данных существительных множественного числа образуйте форму родительного падежа?

От данных существительных множественного числа образуйте форму родительного падежа.

Купальни, граммы, вафли, копья, ожерелья, тихони.

ДАЮ 20 БАЛЛОВ Укажите , какое утверждение является неверным1 ) В словосочетании ( Заваривая чай ) зависимое слово связано с главным только по смыслу2) В словосочетании ( Растает в лесу ) связь слов вы?

ДАЮ 20 БАЛЛОВ Укажите , какое утверждение является неверным

1 ) В словосочетании ( Заваривая чай ) зависимое слово связано с главным только по смыслу

2) В словосочетании ( Растает в лесу ) связь слов выражается с помощью предлога и окончания

3) В словосочетании ( Мятный запах ) главным словом является имя прилагательное

4) Грамматическая основа предложения ( Снег растает ) не является словосочетанием .

Выпиши из предложений обращение или вводное слово?

Выпиши из предложений обращение или вводное слово.

Маманьк, а ужинать когда будем?

(Тихонов) Запятыми выделяется обращение — маманьк.

1. Или, может быть, Марья Викторовна не собирается сегодня?

(Куприн) Запятыми выделяется — 2.

Вы, конечно, к моему сыну по какому — нибудь делу?

(Лермонтов) Запятыми выделяется — 3.

(Заболоцкий) Запятыми выделяется — Ответить!

Найти зависимое и главное слово в словосочетании , правительство россии?

Найти зависимое и главное слово в словосочетании , правительство россии.

Составьте предложение со словом тихоня мужского рода?

Составьте предложение со словом тихоня мужского рода.

Написать 3 предложения из 5 слов (выписать словосочетания с вопросом внутри и определить главное и зависимое слово)?

Написать 3 предложения из 5 слов (выписать словосочетания с вопросом внутри и определить главное и зависимое слово)?

Словосочетание?

Главные и зависимые слова в словосочетании ПРАВИЛО 5 класс.

Выпишите из предложения все словосочетания обозначьте главное и зависимое слово?

Выпишите из предложения все словосочетания обозначьте главное и зависимое слово.

Всплывает над спокойным морем багровое солнце.

На этой странице находится ответ на вопрос В этом( — их) предложении( — ях) в словосочетании зависимое слово связано с главным с помощью окончания : Выберите один или несколько ответов : Скрежещут над парком трамваи?, из категории Русский язык, соответствующий программе для 10 — 11 классов. Чтобы посмотреть другие ответы воспользуйтесь «умным поиском»: с помощью ключевых слов подберите похожие вопросы и ответы в категории Русский язык. Ответ, полностью соответствующий критериям вашего поиска, можно найти с помощью простого интерфейса: нажмите кнопку вверху страницы и сформулируйте вопрос иначе. Обратите внимание на варианты ответов других пользователей, которые можно не только просмотреть, но и прокомментировать.

Такое лишь в мае бывает : Кукует кукушка весь день, Хоть тысячу лет насчитает, — Загадывай, если не лень. Кукует кукушка на воле И славит земную красу, Зеленое чистое поле И синюю речку в лесу. И спорится трудное дело, И в деле душа не грустит. Ог..

"Как — бы я была царица" — говорит одна девица. «Стой! »грянул голос громовой. «Поверь, старуха продолжала, Людмилу мудрено сыскать». «Людмила спит, сказал Фарлаф. Я так нашел ее недавно в пустынных муромских лесах. Ей с поклоном старик отвечае..

1 о 2 е 3 о 4 а 5 е 6 о 7о 8 е 9 и 10 о 11 е 12 о.

Наступила осень. С деревьев опадает листва. Часто идут дожди. На улице похолодало.

В тексте 4 предложения ; ).

Родственные слова : каменный — камня (корень КАМЕН — КАМН→ беглый гласный Е)земляной — земли (корень ЗЕМЛ)солнечный — солнце (корень СОЛНЦ — СОЛНЕЧ)Происхождение : камень + суффикс Н → КАМЕННЫЙ (суффиксальный)земля + суффикс ЯН → земляной (суффиксаль..

"Курочка Ряба" помоему.

Название сказки — "курочка Ряба".

Олово, серебро, резина, интересно, зелень, железная дорога, острый ум, алмаз.

С распушенными, болтающимися ушами. Бросают скомканную обертку от мороженого.

Источник

Скрежещут над парком трамваи лил дождь осенний

  • ЖАНРЫ 360
  • АВТОРЫ 275 775
  • КНИГИ 649 115
  • СЕРИИ 24 723
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 607 758

Анастасия Ивановна Цветаева

Посвящаю моей сестре

Фотография из маминого дневника. Первое выступление Муси в музыкальной школе. Ранние воспоминания. Голоса Москвы. Шарманщик

В моей памяти – унесенная жизнью фотография четырехлетней Муси, двухлетней Аси.

Большелобое, круглое лицо старшей, на котором вспыхивают мне зеленью, в сером тоне фотографии, глаза Марины, взрослый взгляд на детском лице, уже немного надменный сквозь растерянность врожденной близорукости.

Взгляд чуть вбок – на сверкающее на тонкой цепочке граненое сердечко – не ее, а маленького существа рядом.

Объектив фотоаппарата поймал это мгновение: полыхнувшее к чужому – аметисту ли, хризолиту? – как мотылек – к свече.

И лицо рядом – младенчественное, детские губы, своей мягкостью оттеняющие твердый, волевой абрис тех; волосы – чуть вьющийся пушок. Родственное сходство черт.

Первое воспоминание о Марине. Его нет. Ему предшествует чувство присутствия ее вокруг меня, начавшееся в той мгле, где родятся воспоминания.

Давнее, как я, множественное, похожее на дыхание: наше «вдвоем», полное ее, Мусиного, старшинства, своеволия, силы, превосходства, презрения к моей младшести, неуменьям и ревности к матери. Наше «вместе» – втроем, полное гордости матери своим первенцем, крепким духом, телом и нравом; полное любования и жалости к младшей, много болевшей.

В этом жарком течении плыло наше детство.

Марина родилась 26 сентября 1892 года в Москве. Я – 14 сентября 1894 года там же.

Когда меня еще не было на свете, в детской стояли две кроватки: Андрюши, круглобрового, кареглазого, и его сводной сестры Муси, круглолицей, с русыми волосиками и глазами цвета крыжовника.

Мама Мусю не смогла кормить. Ей взяли кормилицу. Мусина кормилица была цыганка, нрав ее был крутой. Когда дедушка, мамин отец, подарил ей позолоченные серьги, она, в ярости, что не золотые, бросила их об пол и растоптала.

В мамином дневнике много лет спустя мы прочли: «Четырехлетняя моя Маруся ходит вокруг меня и все складывает слова в рифмы – может быть, будет поэт?»

Крестная мать Муси, Надежда Александровна Сытенко, красавица, светловолосая и синеглазая, жившая недалеко от нас в Мамоновском переулке, пригласила к себе крестницу. В комнатах со шкурами зверей на полу, с зимним садом и летающими птицами мама сказала Мусе: «Ничего не трогай, не урони со стола мелочей». Вскоре четырехлетняя Муся, молча, громко дыша от натуги, перетащила через комнату тяжелое кресло. На всеобщее удивление она отвечала, что мама запретила ей трогать мелкие вещи. «Приходи, Мусенька, – звала в конце визита Надежда Александровна, – у нас твои любимые конфеты, комнаты большие, есть где побегать…» – «Комнаты и у нас большие, – ответила Муся со вздохом, – а вот конфеты у мамы заперты…»

Рассказ мамы о первом Мусином театре: в антракте, в ложе Большого театра, не перегибаясь через ее край, думаю, от страха глядеть вниз, а может быть, от природной близорукости не видя ничего, кроме края балкона, Муся, наслаждаясь апельсином, сосредоточенно отколупывала сильными пальцами тугую золотистую шкурку и кидала ее вниз, в партер.

Мнится мне, что мое самое раннее воспоминание – солнечный синий день, наш переулок (Трехпрудный), я стою на скамеечке, врезанной в нишу рядом с воротами. Няня поправляет синюю вуальку, спуская ее на лицо от очень яркого солнца и слепящего снега. На мне белая шубка, тоже сверкающая. От этого сверкания и синевы – чувство счастья.

Читайте также:  Даниловское кладбище трамвай от шаболовской

Мне было год четыре месяца, когда мама повезла фотографировать меня на Кузнецкий Мост, к Фишеру.

Записей о нас было в мамином дневнике много, но – все книги дневника погибли. Записи привожу по памяти. Не раз вспоминала мама смешной случай: она ехала со мной лет трех на конке. На остановке кондуктор крикнул: «Кузнецкий Мост!» – «И вецные французы!» – добавила я. Раздался смех пассажиров, оглядывались – взглянуть на младенца, цитировавшего «Горе от ума».

Еще из маминого дневника: мы (пять лет и три года) играем – Муся продает, я покупаю.

– Пацём? – спрашивает Ася.

Муся: Я – задаром продаю!

Ася: Как дорого!

Марина росла, как растет молодой дубок.

Андрюша (наш сводный брат, старше Муси на два года) был выше ее, но она с ним справляется, она сильная. (В пылу драк каждый из нас имеет свою специальность: Андрюша «щипается», Муся кусается, а я царапаюсь.)

Муся хвасталась уменьями, недоступными Андрюше и мне: складывать язык трубочкой, шевелить ушами и разводить веером и двигать по желанию пальцами на ногах. Мы очень старались, не выходило, смотрели на Мусю с почтением и завистью.

Детская. Вечер. Нас троих одевают куда-то, к кому-то, Мусины русые волосы распущены, чья-то рука их связывает лентой. Ее светлые зеленые глаза, с немного высокомерным взглядом, блестят – она сейчас будет дразнить или что-то выдумывает. Но сейчас – некогда. Обе наши головы нетерпеливо, как кони от мух, отмахиваются от надеваемых на нас кружевных, больших, по плечи, крахмальных воротничков, нашей муки. Андрюша уже готов. На нем коричневый костюмчик, а на мягком поясе – фарфоровая пряжка с нарисованной головкой маркизы. Он очень хорош. Я любуюсь его большими карими глазами, круглыми бровками. Но Муся, лицо которой я не могу воспринять отдельно от себя, как воспринимаю Андрюшино, – родней, нужнее, неотъемлемее: это сама я, мы.

Другой вечер – в музыкальной школе В.Ю. Зограф-Плаксиной в Мерзляковском переулке. В ученическом концерте выступила учившаяся там Муся. Ей было семь лет. Мать учила ее с шести или пяти: рука была большая, способности же ее были – праздник для мамы, страстного музыканта и прекрасной пианистки. Детство наше полно музыкой. У себя на антресолях мы засыпали под мамину игру, доносившуюся снизу, из залы, игру блестящую и полную музыкальной страсти. Всю классику мы, выросши, узнавали как «мамино» – «это мама играла». Бетховен, Моцарт, Гайдн, Шуман, Шопен, Григ… Под их звуки мы уходили в сон.

И вот – первое выступление Муси! Когда я увидела ее на эстраде, с распущенными по плечам русыми волосами, собранными надо лбом, под бант, в платье в мелкую зеленую, черную и белую клеточку, со спокойным, как будто ленивым достоинством сидевшую, как взрослая, за роялем и, не обращая внимания на зал, глядевшую на клавиши; когда я услыхала ее игру и всеобщую похвалу ей – сердце раскрылось такой нежностью к старшей подруге игр, так часто кончавшихся дракой, что я иначе не могу назвать мое чувство в тот вечер, как состоянием влюбленности.

Я никого, кроме нее, не видела. Я не сводила с нее глаз. Я не понимала, как до сих пор не видела ее такой, не восхищалась и не гордилась ею. Старшие потом говорили, что, равнодушная к залу, чувствуя только рояль и себя, она начала было привычно считать вслух: «…раз и, два и» – но, увидев знаки Валентины Юрьевны или мамы, стала играть без счета.

Дома, ночью, я помню ее всё такую же: широкое, высоколобое родное лицо, глаза – цвета крыжовника, победные и немного насмешливые.

Я не знала, чем выразить нежность и как удержать ее в грубости детских буден, ссор и всего, что придет завтра. Это завтра пришло. Тот вечер – в сердце каким-то цветением радости…

Мы идем – няня и я – по Патриаршим прудам. Справа – пруд за изгородью. У няни в руках оловянная птичка. Она купила ее своим племянникам Коле и Ване. Боль расставания с птичкой еще сильнее от безысходности: хотеть ее себе, когда Коля и Ваня ждут ее, – нельзя. Тусклый блеск олова, очертания птицы томят меня нестерпимо! Няня меня уложит и унесет птичку – им…

С Мусей и няней я сижу в их детской у стола под висячей лампой с большим плоским, снизу белым, кругом. Мы перелистываем картонные листы книги, перерезанной на три части; собираем странное существо с головой, например, гуся, туловищем почтальона с сумкой и ногами девочки в башмачках, или – голова мальчика, туловище птицы, лапы кошки. Сочетаний было множество, интересу не было конца и восхищению, как ловко и точно были пригнаны очертания фигур друг к другу.

Источник

Скрежещут над парком трамваи лил дождь осенний

Вечером мы едем в театр, в тот самый театр Красной Армии, где сгорели все наши декорации и костюмы.

Перед началом спектакля с приветственным словом к Художественному театру выступает представитель города. Мы, уже загримированные, одетые в бальные платья великосветского лондонского общества, слушаем речь:

«. только что начавшиеся гастроли в 1941 году были трагически прерваны, и мы расстались с мхатовцами на пятнадцать лет. »

Я смотрю на Андровскую, затянутую в черное платье, и вспоминаю слова дяди: «Она всегда очаровательна».

«. Минск счастлив снова увидеть МХАТ у себя и радоваться вашему искусству».

Медленно раскрывается занавес, и по белой парадной лестнице неторопливо спускается светская львица. Притихший зал вглядывается в располневшую, но всегда изящную фигуру, затянутую в черное, а затем радостная буря аплодисментов задерживает начало спектакля на несколько минут.

Андровскую нельзя выбить из образа: миссис Чивли спокойно продолжает свой путь, окидывая презрительным взглядом лондонское общество. Только мне, стоявшей совсем близко от нее, видно, как из-под надменно опущенных ресниц, на щеку, покрытую лейхнеровским гримом, скатилась настоящая слеза.

ГОЛУБИ

Когда я вижу мальчишек, мастерящих голубятни, или малышей, бросающих голубям крошки, я каждый раз вспоминаю маленький фронтовой эпизод.

. Моросил холодный осенний дождь. Мы ехали по шоссе. Справа от нас был лес. Впереди виднелся силуэт только что отбитого у немцев города. Водитель остановил машину, чтобы набрать в канаве воды. И тут мы увидели вышедшую из леса группу людей. По мере их приближения мы поняли, что это были дети, которые тащили небольшую тележку. С ними были две собаки, коза.

Выйдя на шоссе впереди нас, ребята стали что-то вытаскивать из корзинки. Затем двое мальчишек встали рядом с поднятыми вверх руками. И по команде выпустили голубей. Сначала птицы нерешительно кружились над детьми, но те подняли такой свист и улюлюканье, что пернатые стали набирать высоту и полетели к разрушенному городу.

. Каждый раз, когда я вижу мальчишек, мастерящих что-то голубям, я вспоминаю хмурое военное утро, силуэт разрушенного города и продрогших ребятишек, выпускающих навстречу солнцу своих вестников мира.

«ВИХРИ СНЕЖНЫЕ КРУТЯ»

В колхоз «Первое мая» наша концертная бригада приехала уже вечером — нас разместили по частным квартирам, так как дома для приезжих не было Возчик, дядя Митрич, подвез меня к маленькому белому, как снег, домику.

— Хозяйку твою, — сказал он. — Васильевной звать, — женщина она степенная и душевная, небось уж и самовар раздула и ужин тебе состряпала.

Мы вошли в дом. Пахнуло теплом и чистотой, и Васильевна хлопотала у плиты. В первой комнате самое большое место занимала выбеленная русская печь, а во второй — двуспальная кровать с кисейным пологом. На стене — большое зеркало, по бокам которого портреты Ленина, протоиерея Колчицкого и Чапаева.

Читайте также:  Ульяновск жд вокзал трамвай

Я распростилась с Митричем и стала раздеваться. Хлопоча по хозяйству, Васильевна рассказала мне, что муж у нее давно умер от тифа, а сын убит в войну, и чтобы было ей не так одиноко, она взяла к себе жить молоденькую учительницу из Воронежа, и теперь они живут, как родные, что артисты к «нам ездиют редко» и билеты все на наши концерты уже давно розданы, а одна девушка потеряла билет. Теперь она третий день ревет, а доказать не может.

Я сидела с Васильевной в теплой кухне за пузатым самоваром, на дворе завывала вьюга, и мне совсем не хотелось идти на концерт. А через час в сенях раздался стук, и на пороге опять появился Митрич с тулупом в руках. Он сказал: «Всех артистов велено свозить в клуб, — хоть и близко, а в метель застудиться можно. Влезай, артистка, в тулуп».

— Господи, — вздыхала Васильевна, глядя, как я одеваюсь, — хороший хозяин собаку не выгонит, а артистам выступать велят.

Метель действительно была страшная, лошадь еле передвигалась, утопая в снегу. Подъехав к клубу, Митрич, помогая мне вылезти из саней, сказал: «А лучше Пушкина писателя нет».

Я удивленно посмотрела на Митрича.

— «Вихри снежные крутя» — помнишь? Кто ж так еще скажет? Клуб натопили так, что нечем было дышать. Раздевалки для зрителей не было, все сняли шубы и, положив их под себя, восседали как на тронах.

После концерта нас опять развозили по квартирам в тулупах — но вьюга уже утихла, и показавшаяся луна освещала заснеженную деревню. Васильевна встретила так, будто я чудом вернулась живая домой. Она опять хлопотала с ужином и грела воду помыться. Опять шумел самовар, было уютно, как дома.

Источник

Стихи по ПДД для дошкольников старшей — подготовительной группы

Стихи для детей старшего дошкольного возраста (5-7 лет) по ПДД

С. Михалков «Моя улица»

Здесь на посту в любое время

Дежурит ловкий постовой,

Он управляет сразу всеми,

Кто перед ним на мостовой.

Никто на свете так не может

Одним движением руки

Остановить поток прохожих

И пропустить грузовики.

С. Михалков «Велосипедист»

На двух колесах я качу,

Двумя педалями верчу,

За руль держусь, гляжу вперед,

Я знаю — скоро поворот.

Мне подсказал дорожный знак:

Шоссе спускается в овраг.

Качусь на холостом ходу,

У пешеходов на виду.

С. Маршак «Милиционер»

Я на улице дежурю.

Мчатся тысячи машин

ЗИСы, ЗИМы, М-один,

Пятитонки и трамваи.

Я проезд им разрешаю.

Если руку подниму —

Нет проезда никому.

С. Маршак «Мяч»

Мой веселый, звонкий мяч,

Ты куда помчался вскачь?

Желтый, красный, голубой,

Не угнаться за тобой!

Я тебя ладонью хлопал,

Ты скакал и громко топал,

Ты пятнадцать раз подряд

Прыгал в угол и назад.

А потом ты покатился

И назад не воротился,

Покатился в огород,

Докатился до ворот.

Подкатился под ворота,

Добежал до поворота,

Там попал под колесо,

Хлопнул, лопнул — вот и все!

В. Головко «Правила движения»

Все без исключения,

Знать должны зверюшки:

Барсуки и хрюшки,

Зайцы и тигрята,

Вам, ребята, тоже

Все их надо знать.

С. Яковлев «Читает книжку глупый слон»

Читает книжку глупый слон

На самой мостовой,

И невдомек ему, что он

Нужно слушаться без спора

Нужно правила движения

Выполнять без возражения.

Это всем вам подтвердит

Добрый доктор Айболит.

Н. Кончаловская «Самокат»

Пристают к отцу ребята:

Так пристали, что отец

Говорит отец двум братцам:

«Сам я с вами не пойду,

Разрешаю вам кататься

Только в парке и в саду».

На бульваре старший брат

Младший брат не удержался

И по улице помчался.

Он летит вперед так скоро,

Что не видит светофора.

Вот без тормоза, один,

Он попал в поток машин.

Так и есть! — шалун споткнулся,

Под машину подвернулся,

Но водитель был умелый,

У мальчишки ноги целы.

Жив остался в этот раз —

Слезы катятся из глаз.

На владельца самоката:

Он не бегает, сидит,

У него рука болит.

Ты имеешь самокат —

Так иди с ним в парк и в сад,

Можно ездить по бульвару,

По дорожке беговой,

Но нельзя по тротуару

И нельзя по мостовой.

Я. Пишумов «Посмотрите, постовой»

Встал на нашей мостовой,

Быстро руку протянул,

Ловко палочкой махнул.

Вы видали? Вы видали?

Все машины сразу встали!

Дружно встали в три ряда

И не едут никуда!

Не волнуется народ —

Через улицу идет.

А стоит на мостовой,

Как волшебник, постовой.

Все машины одному

О. Бедарев «Если бы. »

Идет по улице один

Довольно странный гражданин.

Ему дают благой совет: —

На светофоре красный свет.

Для перехода нет пути.

Сейчас никак нельзя идти!

— Мне наплевать на красный свет!

Промолвил гражданин в ответ.

Он через улицу идет

Не там, где надпись «Переход»,

Бросая грубо на ходу:

— Где захочу, там перейду!

Шофер глядит во все глаза:

Нажми скорей на тормоза —

А вдруг бы заявил шофер:

И как попало ездить стал.

Ушел бы постовой с поста.

Трамвай бы ехал, как хотел.

Ходил бы каждый, как умел.

Да. там, где улица была,

Где ты ходить привык,

Произошли бы вмиг!

Сигналы, крики то и знай:

Машины — прямо на трамвай,

Трамвай наехал на машину,

Машина врезалась в витрину.

Но нет: стоит на мостовой

Висит трехглазый светофор

И знает правила шофер.

В. Семернин «Запрещается — разрешается»

И проспекты, и бульвары —

Всюду улицы шумны,

Проходи по тротуару

Только с правой стороны!

Тут шалить, мешать народу

Быть примерным пешеходом

Если едешь ты в трамвае

И вокруг тебя народ,

Переход при красном свете

Не толкаясь, не зевая,

Проходи скорей вперед.

Ехать «зайцем», как известно,

Уступить старушке место

Если ты гуляешь просто,

Все равно вперед гляди,

Через шумный перекресток

При зеленом даже детям

С. Баруздин «Над Москвой луна, как блюдце»

Над Москвой луна, как блюдце,

Бродят тени облаков.

Но успел уже проснуться

Наш трамвай — и в рейс готов.

Чисто вымытый и свежий.

По земле бросая тень,

Он выходит в путь, как прежде,

Начиная новый день.

Неба краешек искрится.

Шпиль высотный заалел.

Значит, надо торопиться:

У трамвая много дел.

В пять утра по распорядку

Он на станцию идет.

Сделал первую посадку

И к метро повез народ.

В летний день и на морозе

Он идет путем своим.

На завод людей подвозит

И домой потом развозит,

Если рельсы есть под ним.

Он гремит по рельсам гулко

Вдоль окраин городских,

По безвестным переулкам,

Мимо улочек глухих.

Мимо рек и огородов,

Мимо парков и садов.

Вдаль уходит с каждым годом

Нить трамвайных проводов.

В. Берестов «Это еду я бегом!»

Это еду я бегом!

Это еду я бегом!

Я. Пишумов «Все мальчишки, все девчонки»

Все мальчишки, все девчонки

Со двора бегут за мной.

Что за голос громкий-громкий

Раздается с мостовой?

Ой, смотрите-ка — машина!

Звучный голос у машины,

У машины легковой!

А машина разъезжает

И прохожим разъясняет.

Нет, не правила сложения,

Не таблицу умножения —

Объясняет нам машина

Юрка живет на другой стороне.

Он машет рукой через улицу мне.

И к нему лечу стрелой.

Вдруг я замер от испуга,

Юрка в страхе крикнул: «Ой!»

И откуда, и откуда

Просто чудом, просто чудом

Под него я не попал!

У шофера грозный взгляд:

Читайте также:  Трамвай последний рейс время

«Ты куда? Вернись назад!

Твой приятель подождет.

Посмотри, где переход».

Машина моя

Машина, машина, машина моя!

Работаю ловко педалями я.

Машину веду у всех на виду.

Катаюсь на ней во дворе и в саду.

Машина, машина, машина моя!

Шофер невелик и сама ты мала.

И нас постовой не пустит с тобой

Проехать по улице, по мостовой.

Машина, машина, машина моя!

Когда-нибудь станешь мала для меня.

А я подрасту и тогда поведу

Большую машину у всех на виду.

Машины

Эй, машины, полный ход!

Я примерный пешеход:

Торопиться не люблю,

Вам дорогу уступлю.

Как будто живые.

У каждой машины

С утра на работу.

Песенка о правилах

Везде и всюду правила,

Их надо знать всегда:

Без них не выйдут в плаванье

Выходят в рейс по правилам

Полярник и пилот.

Свои имеют правила,

Свои имеют правила

Шофер и пешеход.

Как таблицу умноженья, как урок,

Помни правила движенья назубок!

Помни правила движенья,

Как таблицу умноженья.

Знай всегда их назубок.

По городу, по улице

Не ходят просто так:

Когда не знаешь правила,

Легко попасть впросак.

Все время будь внимательным

И помни наперед:

Свои имеют правила,

Свои имеют правила

Шофер и пешеход!

Пешеходный светофор

На посту стоят два брата:

То один здесь, то другой.

На посту стоят два брата,

Каждый — бравый часовой.

Вот выходит братец красный,

Он спешит предупредить:

«Стойте, граждане, опасно

Вам сейчас переходить!»

Встал на пост зеленый братец,

«Вот теперь стоять вам хватит,

Проходите, путь открыт!»

Днем и ночью оба брата

Службу верную несут.

Вы их слушайтесь, ребята,

Вас они не подведут.

В. Кожевников «Светофор»

Перейти через дорогу

Вам на улицах всегда

И подскажут, и помогут

Красный свет вам скажет: «Нет!»

Сдержанно и строго.

Желтый свет дает совет

А зеленый свет горит —

С площадей и перекрестков

На меня глядит в упор

С виду грозный и серьезный

Он и вежливый, и строгий,

Он известен на весь мир.

Он на улице широкой

Самый главный командир.

У него глаза цветные,

Не глаза, а три огня!

Он по очереди ими

Смотрит сверху на меня.

Я его, конечно, знаю,

Да и как его не знать!

Я отлично понимаю

Все, что хочет он сказать.

И. Лешкевич «Гололед»

Февраль был теплый, как апрель,

А тут еще снежку метель

На тротуар подбросила.

Скользит автобус голубой.

Не зря шофер волнуется —

Один упал, упал другой,

Поспешность не помощница:

Один затылок трет рукой,

Другой от боли морщится.

Шофер отвел от них беду

(Так не всегда случается).

На мостовой шалить на льду,

А. Гангов «Кто храбрей?»

Как-то раз на Каланчевке,

На трамвайной остановке,

Спор зашел у двух друзей,

Кто из них двоих храбрей.

Петя прыгнул на подножку.

Не боясь попасть в беду,

И проехавшись немножко,

Лихо спрыгнул на ходу.

Тоже мне еще герой!

И кивнув небрежно Пете,

Мяч погнал по мостовой.

Петя, спором увлеченный,

Вслед за другом побежал.

Встречный транспорт возмущенно

Вы, конечно, знать хотите,

Чем закончился их спор?

Не спешите, погодите —

Спор не кончен до сих пор.

Петя страшно горячится,

Жарко спорит с ним Сергей.

Два дружка лежат в больнице.

Выясняют, кто храбрей.

О. Бедарев «Азбука безопасности»

Асфальтом улицы мостятся,

Автомобили быстро мчатся.

Бурлит в движеньи мостовая —

Бегут авто, спешат трамваи.

Все будьте правилу верны —

Держитесь правой стороны.

Должен помнить пешеход:

Есть сигналы светофора,

Подчиняйся им без спора.

Желтый свет — предупрежденье!

Жди сигнала для движенья.

Зеленый свет открыл дорогу:

Переходить ребята могут.

Иди вперед! Порядок знаешь,

На мостовой не пострадаешь.

Красный свет нам говорит:

Стой! Опасно! Путь закрыт.

Леша с Любой ходят парой,

Где идут? По тротуару.

Ученик, садясь в трамвай,

Старшим место уступай,

Футбол — хорошая игра

На стадионе, детвора.

Хоккей — игра на льду зимой,

Но не играй на мостовой.

Цеплять крючком машины борт

Опасный и ненужный спорт.

Щади здоровье, жизнь щади,

За движением следи.

Экзамен важного значенья

Держи по правилам движенья.

Юные граждане, Тани и Пети,

Твердо запомните правила эти!

А. Дмоховский «Чудесный островок»

Как река, проспект широк,

Здесь плывет машин поток.

И хотя здесь нет ни моста.

Ни парома на пути,

Каждый может очень просто,

Каждый может очень просто

Эту реку перейти.

Пешеходов не тревожит

Блеск огней, машин поток —

Перейти им всем поможет,

Перейти им всем поможет

Свет зеленый впереди —

Не робей, вперед иди.

Ты дошел до середины —

Вдруг зажегся красный свет,

Снова двинулись машины.

Снова двинулись машины,

И дороги дальше нет.

Тут увидишь ты у ног

Этот самый островок.

Подожди, постой до срока

На чудесном островке,

Он на улице широкой.

Он на улице широкой

Словно остров на реке.

А. Северный «Светофор»

Чтоб тебе помочь

Путь пройти опасный,

Горим и день, и ночь —

Зеленый, желтый, красный.

Наш домик — светофор,

Мы три родные брата,

Мы светим с давних пор

В дороге всем ребятам.

Самый строгий — красный свет

Стоп! Дороги дальше нет,

Путь для всех закрыт.

Чтоб спокойно перешел ты,

Слушай наш совет:

— Жди! Увидишь скоро желтый

В середине свет.

А за ним зеленый свет

Скажет он — препятствий нет,

Смело в путь иди

Л. Самашова «Язык улицы»

Улицы, дороги, перекрестки,

Площади, проспекты и мосты.

Маленький ли гражданин или взрослый —

Все должны быть с городом на ты.

Ох, и непростой язык дорожный.

Здесь не фразы слышим, не слова.

Выучить сигналы очень сложно,

Речь дорог серьезна и строга.

Л. Самашова «Предупреждающие знаки»

Треугольник в красном обрамлении

Нас всегда с тобой ПРЕДУПРЕДИТ.

За рулем поможет не везенье —

Нужно знать, что знак нам говорит.

Вот дымит на знаке тепловозик.

Оглянись, шофер, по сторонам:

Переезд здесь. Может, близко поезд.

Главное, отсутствует шлагбаум.

Вот дорога влево повернула —

Впереди опасный поворот.

За машиной колея вильнула —

Значит, на дороге скользкий лед.

Этот треугольник черно-белый.

Цифра 10. Что за знак такой?

Не рискуй, хоть даже ты и смелый.

Впереди, водитель, спуск крутой.

Вот рабочий трудится упорно —

Скорость сбавь и осторожен будь.

Здесь идут ремонтные работы.

Может быть, совсем закрыли путь.

Ты запомни, взрослый и дошкольник,

Этот знак всегда предупредит.

Если видишь красный треугольник,

Значит, что-то ждет нас впереди.

Л. Самашова «Запрещающие знаки»

Вот сигналы круглые, как солнце,

Окаймляет красный ободок,

В середине белое оконце.

Каждый знак — водителю урок.

Эти знаки что-то ЗАПРЕЩАЮТ.

Красным светом светофор горит.

Линия фигуру закрывает,

Это значит, что проход закрыт!

Мотоцикл черный в белом круге,

А в другом, смотри, велосипед.

Не катайся здесь, мальчишка, с другом.

Поверни во избежание бед!

Этот круг привлек нас белизною.

Чистый-чистый, ничего в нем нет.

Спросите, детишки, что такое?

Для всего движения запрет!

Белая полоска в красном круге —

Это въезд. Но здесь он запрещен.

Пять запретов учим не от скуки —

Каждый детям должен быть знаком.

Л. Самашова «Предписывающие знаки»

Предписывают знаки, что нам делать,

Где можно ехать и куда идти.

Круг голубой, а ободочек белый.

Пожалуйста, внимание обрати.

На первом изображена машина,

Вернее, легковой автомобиль.

Здесь легковым движение разрешили.

Водители, счастливого пути!

Вот голубое круглое окошко —

Езжай смелее, велосипедист!

Зовет велосипедная дорожка.

Обязан дать дорогу машинист.

А здесь дорожка, но для пешеходов

Всем в городе внимание, почет.

Шагает на учебу и работу

По тротуарам городской народ.

Л. Самашова «Информационные, указательные знаки»

Источник

Скрежещут над парком трамваи лил дождь осенний