Трамвай желаний спектакль санкт петербург

Уже не молодая, но не потерявшая обаяния и красоты, Бланш ДюБуа приезжает к своей беременной сестре Стелле, живущей с мужем в бедном районе Нового Орлеана. Бланш разорена, ей не на что и негде жить. Стэнли Ковальски, муж Стеллы, воплощает собой грубость и естественность в самом неприятном значении этого слова. Он относится к Бланш с неприязнью и позже, узнав о тайнах ее прошлого, становится главной причиной невозможности ее счастья. Куда же привез красавицу «Трамвай ‘Желание’» и что ее ждет здесь?

Действующие лица и исполнители

Над спектаклем работали

О спектакле

Режиссёр Бенедикт Эндрюс перенес действие легендарной пьесы Теннесси Уильямса из конца 40-х годов в условную современность, превратил убогую обстановку новоорлеанского домика Ковальских в лаконичный почти стерильно-белый интерьер, который не отвлекает от игры труппы, и отправил всю декорацию в безостановочное круговое движение, – так что актёры не покидают сцену на протяжении всего спектакля, а зритель невольно превращается в вуайериста, который видит то, что случайному взгляду не предназначалось.

Чувство неловкости и беспомощности, которое естественно испытывать, когда ты подглядываешь за чужой жизнью, – болезненно, но именно болезненность пронизывает всю трагическую историю постепенного схождения в безумие гордой южной красотки Бланш Дюбуа.

Джиллиан Андерсон, которая не в первый раз доказывает, насколько она сильная актриса, создаёт законченный образ Бланш, равно достоверно играя и тень юной наивной аристократки давно унесенного ветром старого Юга, и чувственную соблазнительницу, которая никогда не расстается с сексуальными туфлями на хищных шпильках, и увядающую женщину, охваченную ужасом и отчаянием от своего распадающегося мира и цепляющуюся за любую соломинку, чтобы сохранить рассудок и жизнь.

Жестокий и грубый мир, ломающий Бланш, олицетворяет Стэнли Ковальски – в исполнении брутального Бена Фостера по-своему красивый и завораживающий, как сильное животное, но пугающий и опасный в своей ничем не скованной инстинктивной ярости.

Рецензия

Автор: Леонид Александровский

Бланш ДюБуа – заветный лакомый кусочек для актрис, вступивших в золотую пору зрелости. Интересно, что двум самым первым Бланш – Джессике Тэнди и Вивьен Ли – на момент бродвейской и лондонской премьер «Трамвая “Желание”» еще не исполнилось сорока, тогда как последующие знаменитые исполнительницы этой роли – Розмари Харрис, Энн-Маргрет, Джессика Лэнг, Наташа Ричардсон, Кейт Бланшетт – все, за исключением Рейчел Вайс, уже переступили сакраментальный возрастной порог (а любимица Уильямса Талула Бэнкхэд сыграла Бланш аж в 54 года). 46-летняя, на тот момент, Джиллиан Андерсон идеально вписывается в «демографическую группу» более поздних трактовок образа Бланш, в которых – в отличие от изначальной версии Элии Казана – симпатии режиссера и зрителей принадлежат Бланш, а никак не брутальному мужлану Стэнли.

Преображение легендарного агента Скалли в стареющую красотку с американского Юга превратило постановку Эндрюса в самый быстрораскупаемый спектакль за более чем сорокалетнюю историю лондонского театра «Янг Вик». Преображение тем более впечатляющее, если учесть, что интеллектуалка Андерсон – уроженка Чикаго, выросшая в Лондоне – вроде бы, меньше всего соответствует образу архетипической героини Уильямса. Тем не менее, актриса великолепно справляется с ролью – с повадками вечной королевы бала, с гипертрофированным «южным» акцентом, с пластикой опустившейся femme fatale. При этом свойственный Бланш комплекс исключительности и превосходства в исполнении Джиллиан не кажется болезненным и гротескным – скорее, полностью оправданным. В этом смысле спектакль Эндрюса – не драма деградации утонувшей в самообмане и потерявшей связь с реальностью профурсетки, но высокая трагедия истинно свободной женщины, потерявшей родовое гнездо и не совладавшей с адаптацией к изменившимся условиям существования.

На фоне изобретательной Андерсон раскачавшийся Фостер трактует своего Стэнли несколько одномерно, но все же вполне компетентно. А вот Ванесса Кирби станет для большинства зрителей откровением – далеко не каждой молодой актрисе удается показать доброту и человечность Стеллы без потерь по части разбитного новоорлеанского сексапила. Все это богатство человеческого содержания упаковано в режиссерский и сценографический хай-тек, превративший эту постановку в показательный образчик современного театрального искусства. Прозрачный прямоугольник единственной декорации спектакля – жилища героев, абстрактного, но предельно точного и современного в деталях – выставлен в самое яблочко кругового сценического пространства, которое периодически вращается, но никогда не отдаляется от публики больше, чем на два шага (в первой сцене сошедшая с трамвая Бланш почти задевает своими «луи виттонами» зрителей в первом ряду). Переходы от сцены к сцене, с их сменой цветовой гаммы и хэви-металлическими интерлюдиями, каждый раз вызывают легкий эмоциональный шок. Песни Пи Джей Харви и Криса Айзека соединяют чувственность драматургической вселенной Теннесси Уильямса с родственными душами дня сегодняшнего.

Читайте также:  Контактные сети трамвая троллейбуса

Источник



Трамвай Желание

Избалованная аристократка Бланш Дюбуа приезжает в Новый Орлеан. Поселившись в доме сестры и её мужа, простого рабочего Стэнли Ковальски, она смело высказывает своё мнение о жизни окружающих. Бланш до невозможности педантична в отношении своего возраста и внешности, потому что от этого зависит её успех у мужчин, которых он выбирает, кажется, без особого разбора. Высокомерный нрав Бланш сталкивается с куда более закоренелым и простым нравом жителей небольшого рабочего квартала. Стэнли пытается сбить спесь с самовлюбленной леди и разбить её иллюзии. Его оскорбительные издевки и нападки срывают с Бланш маску высокомерия и чванства, под которой, как оказалось, скрывались отчаянная боль и страдания.

Режиссёр-постановщик — Михаил Бычков (лауреат Премии им. К. С. Станиславского)
Художник-постановщик — Эмиль Капелюш
Музыкальное оформление — Владимир Бычковский

Награды и признание
Спектакль — номинант Национальной театральной премии «Золотая маска» (2007),
Участник «Петербургского театрального сезона в Праге» (2007).

Действующие лица и исполнители:
Бланш Дюбуа — Марина СОЛОПЧЕНКО (Заслуженная артистка России)
Стелла, её сестра — Наталья ТКАЧЕНКО
Стенли Ковальски, муж Стеллы — Денис КИРИЛЛОВ
Митч — Александр РОНИС
Митч — Антон СЫЧЕВ
Митч — Антон МОШЕЧКОВ
Юнис — Татьяна ПОЛОНСКАЯ (Заслуженная артистка России)
Стив — Александр ГЛЕБОВ
Молодой человек, Пабло — Фёдор КЛИМОВ
Мексиканка, Надзирательница — Татьяна ШЕПИЛОВА
Врач — Николай ФЕОКТИСТОВ

Продолжительность: 3 часа 20 минут, спектакль идёт с одним антрактом.
Премьера — 25 июня 2005 года.

Источник

Спектакль «Трамвай «Желание»

Избалованная аристократка Бланш Дюбуа приезжает в Новый Орлеан. Поселившись в доме сестры и её мужа, простого рабочего Стэнли Ковальски, она смело высказывает своё мнение о жизни окружающих. Бланш до невозможности педантична в отношении своего возраста и внешности, потому что от этого зависит её успех у мужчин, которых он выбирает, кажется, без особого разбора.
Высокомерный нрав Бланш сталкивается с куда более закоренелым и простым нравом жителей небольшого рабочего квартала. Стэнли пытается сбить спесь с самовлюбленной леди и разбить её иллюзии. Его оскорбительные издевки и нападки срывают с Бланш маску высокомерия и чванства, под которой, как оказалось, скрывались отчаянная боль и страдания.

Премьера состоялась 25 июня 2005 года.
Спектакль сыгран более 100 раз!

Спектакль-номинант Национальной театральной премии «Золотая маска» (2007), участник «Петербургского театрального сезона в Праге» (2007).

Режиссер-постановщик – лауреат Премии им. К.С. Станиславского Михаил Бычков
Художник-постановщик – Эмиль Капелюш
Музыкальное оформление – Владимир Бычковский

Действующие лица и исполнители:
Бланш Дюбуа – засл. арт. России Марина Солопченко
Стелла, ее сестра – Наталья Ткаченко
Стенли Ковальски, муж Стеллы – Денис Кириллов (до июля 2013 года Александр Баргман)
Митч – лауреат премии «Золотая Маска» Александр Ронис / Антон Мошечков / Антон Сычев
Юнис – засл. арт. России Татьяна Полонская
Стив – Александр Глебов (до июля 2013 года Денис Кириллов)
Молодой человек, Пабло – Федор Климов
Мексиканка, Надзирательница – Татьяна Шепилова
Врач – Николай Феоктистов

Читайте также:  Является ли трамвай транспортным средством

Спектакль идет с одним антрактом.

В 1974 году американский драматург Теннесси Уильямс написал пьесу, которая стал буквально вершиной его творчества. С тех пор «Трамвай "Желание"» был много раз экранизирован в разных странах, а успешных театральных постановок и вовсе было не счесть. И по сей день эта пьеса остается одной из самых востребованных среди театралов и среди режиссеров. Едва ли спектакль «Приюта комедианта» претендует на славу, которую имел в свое время одноименный фильм с Вивьен Ли и Марлоном Брандо, но всем, кто хочет по-новому взглянуть на ставший классическим сюжет и подивиться глубокому психологизму пьесы, стоит купить билеты на спектакль «Трамвай "Желание"» Михаила Бычкова. Его трактовка пьесы не раз признавалась театралами лучшей из всех постановок последних лет.

Билеты на спектакль «Трамвай "Желание"» лучше приобретать в театральных кассах заранее, а чтобы избежать ажиотажа и очередей, можно воспользоваться услугой «электронный билет» на нашем сайте, тем более что он работает 24 часа в сутки.

В своей драме «Трамвай "Желание"» Уильямс со всей масштабностью показывает, как рушится мир современного человека, раздавленного обстоятельствами. Истинная аристократка с Юга по имени Бланш приезжает к своей сестре Стелле. Та, в свою очередь, в браке с истинным североамериканцем, грубым и жестоким дельцом. После череды жизненных трагедий, включая самоубийство мужа, Бланш и у сестры не чувствует себя счастливой. Но если бы она только знала, что впереди ее ждет еще большая трагедия.

По мнению писателя, этот частный случай — лишь пример, признак того, что утонченный и возвышенный мир воспитанных и образованных аристократов ждет катастрофа. Отныне властвовать те, кто еще вчера были рабами, а значит, пришло время жестких, циничных, пошлых и беспринципных «масс». Именно им удастся изничтожить культуру и духовность, наполнив жизнь погоней за материальными благами и карьеризмом.

Спектакль «Приюта комедианта» «Трамвай "Желание"» — это встреча с потрясающими артистами, которые своей искренней, неподдельной игрой изменят Ваши взгляды на жизнь. Осталось лишь зайти в театральную кассу и приобрести билеты на «Трамвай "Желание"».

Источник

Купить билеты на Трамвай «Желание»

  • Спектакль Трамвай Желание
  • Трамвай
  • Трамвай
  • Трамвай
  • Трамвай

Бланш Дюбуа — женщина, подошедшая к последней черте. Ее аристократическое чванство и высокомерные капризы — лишь маска, скрывающая гримасу страдания. Где обрести пристанище разбитому сердцу? Пьесу великого американского драматурга Теннесси Уильямса на сцене «Приюта комедианта» поставил известный и признанный российский режиссер, неоднократный номинант «Золотой Маски» Михаил Бычков. В главной роли — блистательная Марина Солопченко. Роль брутального Стэнли Ковальского, в которой некогда блистал Марлон Брандо, отдана петербургскому актеру Денису Кириллову.

Марина Солопченко, Денис Кириллов, Антон Мошечков, Александр Глебов, Антон Сычев, Александр Майоров, Татьяна Шепилова, Николай Феоктистов, Александр Ронис, Наталья Ткаченко, Татьяна Полонская и другие.

Источник

"Трамвай "Желание" Т.Уильямса, "Приют комедианта", СПб, реж. М.Бычков ("Золотая маска")

(На еще одну, антрепризную, с Екатериной Редниковой, меня уже не хватило). И две питерских: нынешнюю Бычкова и ленсоветовскую, где Бланш играла Лариса Луппиан. Выборка, конечно, нерепрезентативная, но разница бросается в глаза. Яновская и Еремин, по-своему, нагромождают над пьесой надстройки собственных фантазий — в их спектаклях бегают сумасшедшие трамвайщики из японских романов и китайцы, изображаемые корейскими студентами, горят макеты старинных усадеб и обильно цитируются чеховские драмы. Питерские постановки в сравнении с московскими внешне простые и неброские, режиссеры не расширяют «пространство Тенесси У.» за счет привлечения постороннего материала, а углубляются в оригинал. Что само по себе не хорошо и не плохо, поскольку, как и в случае с более «продвинутыми» театральными технологиями, не гарантирует успеха.

Читайте также:  Белорусские автобусы и трамваи

Специфика театра Уильямса, помимо чисто поэтических находок, — в синтезе социальной драмы с символистской. Бычков этот синтез как будто расщепляет, герои его спектакля сосуществуют в двух параллельных эстетических системах, и исполнители работают соответственно. Марина Солопченко (Бланш) говорит медленно, тянет гласные, повышает интонации, делает паузы, не обусловленные синтаксической структурой реплик, заламывает руки — речь и манеры всех остальных максимально приближены к обыденным. На этом звуковом и пластическом диссонансе Бычков выстраивает конфликт двух миров и пересказывает вечный сюжет Уильямса об Орфее, спустившемся в ад. Сценическое пространство решено таким образом (художник — Эмиль Капелюш), что для того, чтобы попасть в квартиру Стэнли и Стеллы, необходимо обойти ее по балкону и спуститься по лестнице вниз, вероятно, в подвал. В этом контексте особенно интересным неожиданно оказывается образ Стеллы: кровным родством она связана с Бланш, с утраченным миром «Мечты», а узами брака — с грубым и земным, но по-своему притягательным, как все земное, миром Стэнли. В этом земном мире Стелла стала своей, но вот появляется Бланш, и в ее речи, в манере держаться, в поступках, как отблески прошедшей грозы, «вспыхивают» узнаваемые черточки, на которых держится образ Бланш. А когда в финале Бланш уведут и она, окончательно погрузившись в мечты, вернется в свой подлинный мир, Стелла останется в том же подвале — но прежняя ли? Только ли по сестре она плачет в последней мизансцене спектакле, не по себе ли тоже?

Бычков, собственно, ничего не выдумал, просто увидел все это в пьесе. Но почему-то ему показалось мало. Для чего эпизод драки во время игры в покер разыгрывается в замедленном темпе? Зачем в предпоследней сцене, когда Бланш остается со Стэнли наедине, тот, распластавшись на вертикально подвешенной конструкции из деревянных реек, буквально опускается вместе со своей опорой на Бланш, да еще в позе «69»? Подобные «находки» мало того что неуместны в общем контексте постановки, но и сами по себе далеко не так удачны, как, вероятно, посчитал режиссер. Да и доносящийся время от времени из проема в заднике скрипучий старческий голос мексиканки «Флорес парлос муэртес» («цветы для мертвецов»), выполняющий в композиции спектакля функцию «отбивок» между сценами, а в его поэтической структуре — рефрена-лейтмотива — тоже кажется искусственным и необязательным.

Но все-таки режиссерская работа Бычкова требует самого серьезного внимания. А вот заслуга Александра Баргмана в роли Стэнли, выдвинутого на персональную «Маску», для меня совсем не очевидна. Качественная профессиональная работа, не больше и не меньше. Но ничего сверхъестественного. Стэнли Баргмана, правда, чтобы подчеркнуть свою мужественность, не чешет себе ни яйца, как Яременко у Еремина, ни задницу, как Трухменев у Яновской, и даже не теребит ширинку, как делал когда-то Джигарханян у Гончарова. Но и ничем другим «мачизм» не подчеркивает. Может, Баргману с его фактурой это особо и не нужно — но уж больно какой-то тихий-мирный Стэнли у него получился. Конфликт с Бланш у него больше идеологический, насчет образа и смысла жизни, нежелифизиологический. Отсюда и трагическая развязка не кажется обусловленной, производит впечатление нелепой случайности: квартирный вопрос их испортил. При том что режиссер настаивает на обреченности Бланш (да и Стеллы, пожалуй, тоже) с самого начала: «цветы для мертвецов, цветы для мертвецов. «

о других постановках Михаила Бычкова:

Кстати, при сопоставлении даже трех спектаклей отчетливо просматривается и главная тема Бычкова, и принципы работы с материалом.

Источник

Трамвай желаний спектакль санкт петербург